April 20th, 2004

маленькая моя

ещё раз про любовь

Злой, угрюмый человечек,
Ненавидящий весь мир,
Бродит вдоль вонючей речки
В шлепках, стершихся до дыр.

И в слезящихся глазенках
Беспробудная тоска,
Нос течет, болит печенка,
И в репьях все волоса,

Изо рта воняет жутко,
Под ногтями целина,
(Да! Такой звезде раскрутка
даже на фиг не нужна).

Спал, как водится, в коробке,
В урнах ужин добывал,
Дворник местный стопку водки
Ему в праздник наливал.

От чужих укрывшись взоров,
Занимаясь ловлей блох,
Размышлял под рев моторов,
Почему же мир так плох?

И однажды в день ненастный
Вдруг увидел мужичок
Свежий и почти не грязный
Слабо тлеющий бычок

Потянулся он ручонкой
За находкою своей
Улыбаясь, как мальчонка,
И воскликнув «Э-ге-гей!

Есть на свете справедливость
Вот и день прошел не зря!»,
Вдруг на руку опустилась
Кеда фабрики «Заря»…

А над кедою гамаши
Цвета грязи с молоком,
И на свете нету краше
Ничего, что шло потом…

Выдающиеся формы
Тельник старый прикрывал,
И венцом сего творенья
В пол лица синяк сиял.

Вот такая Афродита
Вышла в свет из сточных вод:
Рожа, как у троглодита
И чуть-чуть щербатый рот.

Аромат ее подмышек
И заплеснелый пупок
Мужику снес напрочь крышу
И поверг в любовный шок.

Он хотел промямлить «здрасьте»,
Но, словив ногой в табло,
Понял: есть на свете счастье,
И к нему оно пришло…

Призадумалась подруга,
Затянувшись от души,
«Может я конечно грубо,
Но бычки так хороши…

А мужик не очень хилый,
Что ж я, Господи прости,
Это ж сколько мы бутылок
Сможем вместе унести?»

И пошла, взвалив добычу
На могучее плечо,
Отойдя от паралича,
Он прильнул к ней горячо…



Вот двуспальная коробка,
Перед ней половичок,
И, обняв свою подружку,
Крепко спит наш мужичок…

Мерзнут пусть босые пятки,
Но зато вскипает кровь,
Вот такая вот, ребятки,
Штука странная - ЛЮБОВЬ